ФГБУН ФИЦ «Якутский научный центр Сибирского отделения Российской академии наук»
Институт космофизических исследований и аэрономии им. Ю.Г. Шафера
Сибирского отделения Российской академии наук
ИКФИА СО РАН

Ученый-биохимик, академик РАН Михаил Грачев о ситуации с COVID

Третья волна инфекции набирает обороты. Что делать? Врачи настаивают – единственный вариант защиты от COVID-19 и всех его штаммов, число которых постоянно растет, это сделать прививку. Но, как обычно, находятся и скептики. «Комсомольская правда» в Иркутске обратилась за разъяснением к Михаилу Грачеву — ученому с мировым именем, действительному члену РАН, академику, доктору химических наук, лауреату ордена Александра Невского, известному в России и за рубежом своими работами в области биоорганической химии, физико-химической и молекулярной биологии.

Какова ситуация с коронавирусом сегодня?

— Я оцениваю ситуацию как катастрофическую. И мне непонятно, почему не вводят обязательную вакцинацию. Создание прививок против коронавируса — это героический подвиг наших вакцинологов, в первую очередь — Института Гамалеи. Героический, без шуток! Это не просто везение — эти люди много десятков лет защищали нас от бактериологического оружия. Мало того, сейчас нам грозит новый вирус так называемого «тау» — еще более опасный. И прививаться надо! Некоторые говорят, мол, зачем я буду прививаться, если все равно ничто не поможет.

Почему нужно прививаться не добровольно?

— От вируса нужно только прививаться, другого лекарства нету. Что касается нового тау вируса, то против него нет вакцины. Иммунологи смогут создать вакцину за короткий срок – около 12 дней. Но опять возникнет та же проблема — русский человек прививаться не будет. А в других странах этой проблемы нет, кстати, там очередь на вакцинацию. Поэтому я беру за аксиому, что прививаться в обязательном порядке нужно. Но мы ничего не должны делать без закона. Существует закон, который позволяет принудительную вакцинацию в том случае, когда в этом есть необходимость. К слову, и последние распоряжения правительства страны укладываются в него. В частности речь идет об обязательной вакцинации сферы услуг.

— Наука тоже относится к сфере услуг?

— Об этом мало кто знает, но науку также отнесли к сфере услуг. И, как минимум, это позволяет говорить о том, что вакцинация здесь необходима точно также, как и в ресторанном бизнесе. Это очень трудно принять, но придется. В нашем родном Иркутске много институтов, учебных и научных — тоже немаленьких. Например, наш институт, лимнологический, который Байкал изучает — это 300 — 350 человек в зависимости от количества вспомогательного персонала, это много народу. Им нужно вменить обязательную прививку. Последние дни начали приходить наконец — то директивы нашего головного ведомства, Министерства науки и высшего образования, по этому поводу. В них прописано — составить таблицы, в которых отметить, сколько людей переболели, привились, поправилась и так далее. Однако это все персональные данные, которые не подлежат разглашению. Это противоречит закону и противоречит здравому смыслу, потому что лимнолог — он разбирается в закономерностях существования озера Байкал и ну совершенно ничего не понимает в организации эпидработы.

— А как вы видите эту работу?

— Эту работу должен возглавить иммунолог или санитарный врач. И только им дадут сведения. Итак, если мы приняли концепцию, что принудительная вакцинация нужна, я цитирую по некоторым учебником санитарного дела ( кстати, у нас в институте есть два санитарных врача по образованию, и их тоже можно было бы привлечь) — значит нужно объявить, что вводится принудительная прививка. Выделить людей, которые переболели, для того, чтобы оставить бригаду для поддержания инфраструктуры института. Эти люди меньше рискуют и могут продолжать работать в институте. Оставшиеся разбиваются на две подгруппы. Первая привитые. Вторая — не привитые и не переболевшие. Вот эти вторые отправляются на обсервацию, которая, как вы знаете, продлится не один день. Если подтверждается, что они не заразные — они тоже прививаются и по прошествии срока допускаются к работе.

— А если не захотят?

— А те, кто откажется прививаться, увольняются из института на основании отказа от вакцинации. Это предусмотрено законом о санэпидблагополучии. После этого они идут в службу трудоустройства, становятся безработными и устраиваются на работу заново. Очевидно, особо ее не выбирая. Вы удивляетесь русскому народу, почему его тянет так на работу, когда это смертельно опасно? Это просто любовь к работе, к своему делу. И самое страшное наказание для людей науки, для меня, например — это остаться без работы. И люди все привьются ради работы, о чем не трудно догадаться. И последний месяц я потратил на то, чтобы донести эти мысли до тех, кто принимает решения

Источник